Наверх

А в попку лучше

Ваши рассказы

Группа

Бисексуалы

Гомосексуалы

Гетеросексуалы

Зоофилы

Романтика

Измена

Классика

Клизма

Инцест

Лесбиянки

Наблюдатели

По принуждению

Потеря девственности

Поэзия

Пушистики

Первый опыт

Свингеры

Служебный роман

Случай

Странности

Студенты

Фантазии

Из запредельного

Фетиш

Эротика

Эротическая сказка

Экзекуция

Эксклюзив

Живительная влага

Миньет

Жено-мужчины

Юмористические

Я хочу пи-пи

Остальное

Поисковый запрос должен быть не менее 4-х символов.



  1. Мемуары: в СССР секс был
  2. Мемуары: в СССР секс был ч.3
  3. Мемуары: в СССР секс был ч.4
  4. МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ПЯТАЯ
  5. МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
  6. МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ
  7. МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ
  8. МЕМУАРЫ: секс в СССР был ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ РАБОЧИЕ ПОДРУЖКИ
  9. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ ПРЕДНОВОГОДНИЕ ХЛОПОТЫ
  10. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ
  11. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ РАЗДУМЬЯ О ЛЮДМИЛЕ
  12. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ ВСЛУХ
  13. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ПЯТНАДЦАТАЯ МОИ – НЕ МОИ ЖЕНЩИНЫ
  14. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ШЕСТНАДЦАТАЯ ЛЕТО. ОТПУСК.
  15. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ СЕМНАДЦАТАЯ СВИДАНИЕ
  16. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ НЬЮАНСЫ ЗНАКОМСТВА
  17. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ДВОЙНОЕ СВИДАНИЕ
  18. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТАЯ СЕКС НА ДВА ПЛЮС ДВА
  19. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ СНОВА МОСКВА!
  20. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ОВОЩЕБАЗА
  21. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ НОВЫЕ ВСТРЕЧИ
  22. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ (продолжение) НОВЫЕ ВСТРЕЧИ
  23. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ МОСКВИЧКИ – ЭТО НЕ ЛЕНИНГРАДКИ!
  24. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ НОВЫЙ ГОД ИЛИ ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО
  25. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ НОВЫЙ ГОД ИЛИ ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО (продолжение)
  26. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ КАК ЦЕЛОЧКА ПЕРЕСТАЛА ЕЮ БЫТЬ
  27. МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ КАК Я ПЕРЕСТАЛ ТРАХАТЬ АЛЕНЧИКА И ЕЕ МАМУ

МЕМУАРЫ ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ РАЗДУМЬЯ О ЛЮДМИЛЕ

Категория: Остальное, Эротика, Ваши рассказы

Автор: arianin

Дата: 18 февраля 2019

Я проводил ее до метро. Вернулся домой. Часы показывали пять вечера. На всякий случай позвонил Александре, но трубку так никто и не поднял. Аленке звонить не хотелось. В последние дни, особенно перед Новым годом, я как-то резко к ней охладел. Причину такого охлаждения понять не мог, да и, честно говоря, не задумывался. А в первый день года — задумался.

Действительно, а почему вдруг мне не слишком-то хочется ее видеть? Казалось бы только, только по-настоящему наладились сексуальные отношения. Подруга раздвигала ноги по первому требованию и без оного. Теряла самообладание, когда начинал ласкать ее груди, покусывая соски, и так заводилась, что готова была стать в любую позу из «Камасутры». Погасла влюбленность, а с ней и привлекательность секса? Нет. Такая красивая и молодая женщина не могла стать для меня не привлекательной. Что тогда? Вот! Конечно! Мать Аленки, Людмила. Сначала не обращал внимания, но когда ее намеки: случайные касания, пронзительные короткие взгляды, движения языка по губам и прочее — стали достаточно частыми, понял, что женщина со мной готова разделить удовольствия дочери.

В принципе, я не отказал бы этой еще не старой и эффектной женщине под сорок в удовольствии подставить мне свою дырочку. Но, во- первых, продолжал сомневаться в смелости своих выводов, а, во-вторых, не представлялось удобного случая и повода, чтобы проверить, а так ли оно на самом деле.

Я знал, что женщина в ее возрасте уже достаточно наглая и смелая, чтобы первой сделать шаг к понравившемуся молодому парню. Предполагал, что она не посмеет отказать мне в желании заняться с ней сексом. Женщина Бальзаковского возраста, даже красивая, хорошо понимает, что еще каких-то шесть-десять лет, и она перестанет представлять интерес даже для своих ровесников. Мало того, начнется климакс, и промежность все реже и реже станет увлажняться, а, следовательно, мало кто захочет вставлять член в высохшее лоно. И не сильно помогут гормоны, и даже вазелин или специальные смазки. Проще будет брать в рот или подставлять задницу. Поэтому одинокие и не только одинокие женщины данного возраста, используют любую возможность перепихнуться с мужичком моложе себя. И большинство из них не страдают вопросами морали, им без разницы, чей этот мужчина: подруги, дочери, сестры, свахи.

Мне многие ребята хвалились, что одновременно трахают и жену, и тещу. Тещу, правда, изредка и по пьяни. А вот «заклятые подруги» жен чаще всего становились любовницами. Но самое удивительное, некоторые жены знали об этом и даже поощряли мужей, рассуждая, что все равно с кем-нибудь, да изменит, так уж лучше пусть с подругой, чем с какой-нибудь подзаборной шлюхой. Впрочем, знавал, когда подруги даже менялись на время мужьями…

У меня отсутствовала подобная практика — трахать мать и дочь не доводилось. А дело явно к этому и шло. Несмотря на обилие и более молодых женщин, и более красивых, меня тянуло к этой сорокалетней сучке. Было в ней что-то грешное, грязное, блядское, что давало полет сексуальным фантазиям, но…

Именно с ней, почему-то, хотелось оттянуть момент совокупления. И не только из-за ее дочери. Многое в ней отталкивало. Она была изредка жеманна, иногда до безобразия глупа, часто наивно хитра, а подчас по-женски жестока. Кстати именно от нее я впервые услышал формальное признание того, что они с дочерью Би-сексуалки и время от времени практикуют лесбийские игры.

- В нашей стране очень предвзятое мнение о гомосексуалистах, — как-то в разговоре ни о чем заявила Людмила. — Все здесь взрослые люди, и я хочу прямо сказать, что ничего предосудительного в гомосексуализме я не вижу. Среди женщин сексуальные связи между собой более часты, чем в среде мужчин. Однако к нам относятся снисходительно, а мужчин клеймят. Из-за чего? Из-за того, что между мужчинами невозможен вагинальный секс? Но, извините, такой секс невозможен по одной простой причине — у мужчины нет вагины. Кстати, — поерзав задницей на «тубаретке», заявила мать моей подруги, — знаю, что гетеросексуальные мужчины тоже любят трахать в попку, только женщин. И многим женщинам это даже нравится. К слову, вы с Леночкой еще не занимались анальным сексом?

И она ясным взглядом уставилась на меня. Однако смутить таким вопросом не смогла. Я, конечно, был ошеломлен беспардонностью вопроса, но в ответ только загадочно улыбнулся и промолчал.

- Мама! — воскликнула Аленка, которая посчитала, что такие вопросы выходят за рамки обычного приятельского разговора между мужчиной и женщиной.

- Что такое, Леночка?! — удивилась Людмила. — Я твоя мать, а не посторонний человек. И если тебе дорог этот мужчина, то мне важно знать насколько ты удовлетворяешь его, как женщина. Секс в нашей жизни играет главную роль — это важнейшая часть, занимающая 70% отношений любовников. А для мужчин, особенно в первые годы, даже все 80%. И если ты не знаешь, то разнообразие в сексе — это одна из возможностей для женщины быть для него желанной как можно дольше.

- Мама, но об этом не обязательно рассказывать каждому!

- Так я для тебя каждая?! — возмутилась Людмила.

- Для нее вы не каждая. Но Аленьчик имела в виду меня и вас, — пришел я на помощь своей женщине. — Мы с вами не настолько еще близки, чтобы обсуждать столь интимные подробности наших отношений с вашей дочерью. Впрочем, когда останетесь вдвоем, вы вправе спрашивать ее о чем угодно. И, думаю, Аленьчик, если посчитает нужным, поделиться с вами впечатлениями о наших отношениях.

- Жаль, что мы пока не столь близки, — многозначительно сказала, облизав губы кончиком языка, старшая из женщин. — Мне, как раз, важно знать мнение ее мужчины о способностях моей дочери, потому что он далеко не безразличен ей.

- Чтобы вы не сильно беспокоились, могу сказать одно — впечатления о вашей дочери вполне положительные. А недостаточную опытность скрашивает ее молодость.

- Значит, опыта моей девочки все же не хватает…

- А откуда она могла набраться опыта? Опыт и раскованность в сексе приходят с многолетней практикой. Ну, может быть, было у нее один-два мужчины до меня, да и то, подозреваю, отношения эти складывались на кратковременных не регулярных встречах в недостаточно комфортных условиях.

- Это как? — спросила Людмила.

- Ну, скажем, на заднем сиденье машины или в квартире какого-нибудь приятеля или подруги. Или в подъездах…

- Только не в подъездах! — воскликнула Аленка.

- Хорошо. Возможно и на природе, где тоже сложно в достаточной степени расслабиться.

- Да, уж! То насекомые мешают, то прохожие, — подтвердила мать Аленки.

- Вот именно! У нас нет гостиниц, где можно снять уютный номер на час, два, три, а то и на всю ночь. У нас нет обустроенных съемных квартир, а мы сами отдельными квартирами обладаем далеко не все. Поэтому даже у себя дома мы ловим моменты, когда родители отсутствуют. Например, не станем же мы при вас заниматься сексом. Лишний раз не постонешь, не крикнешь, даже в ванную выходить придется с оглядкой. Да и для вас, оказаться запертой в четырех стенах, тоже не слишком комфортно. К тому же, психологически быть третьим лишним — это довольно вредно. Проще заняться сексом втроем.

- Смелая идея! — соглашаясь, воскликнула Людмила. Аленка понимающе улыбнулась.

- Но лучше заниматься сексом отдельно ото всех или уж пара на пару.

- Верно подмечено, — подчеркнула старшая из женщин. — А над твоей раскованностью придется поработать, — сообщила мать дочери.

- Вы сообща будете работать или по отдельности? — иронично поинтересовалась Аленка.

- А это как получится, — не задумываясь, ответила Люда.

Тогда подобный разговор не понравился. Я не привык к таким откровениям. Лена, я видел, тоже чувствовала себя «не в своей тарелке». Правда, ее смущение вызывало мое присутствие. Она к сексуальной тематике разговоров, чувствовалось, привычна. И только ее мама чувствовала себя «как рыба в воде».

«Научно-познавательная» беседа о сексуальных взаимоотношениях состоялась где-то с месяц назад и, надо отдать должное, более не возникала. Однако во время очередного секса с подругой почувствовал, что разговор не прошел впустую. Неожиданно Аленка сама проявила инициативу в оральном сексе и довольно умело отсосала мне член и даже проглотила сперму.

- А она у тебя даже вкусная, — удивилась подруга.

- А ты пробовала не вкусную?

- Я вообще впервые это сделала! — возмутилась девушка.

- Тогда первый опыт у тебя, можно считать, удачный, — усмехнулся я, не очень-то веря в то, что в рот ей раньше не кончали.

Я, с некоторых пор, перестал верить женщинам. Они не верили мне и правильно делали, а я перестал верить им…

ПЕРВЫЕ РАБОЧИЕ БУДНИ НОВОГО ГОДА

Второго января, как и все, вышел на работу. Не обошлось без поздравлений и пожеланий. Аля дулась на меня пять минут, но, услышав, что я ей звонил трижды, с желанием поздравить с Новым годом, великодушно простила и начала оправдываться, заверяя в том, что в праздничный день вернулась домой от родителей очень поздно. Покурили, разошлись. С Наташей в первый рабочий день не виделся вовсе. В курилку она не спускалась, поскольку не страдала этой вредной привычкой, но и из лаборатории своей тоже не выходила. Впрочем, может быть, выходила в туалет, но так, чтобы со мной не столкнуться.

Позвонила совсем не обиженная на меня Аленка. Обменялись поздравлениями.

- Жаль, что ты так и не соизволил приехать. Было весело.

- Там, где я был, тоже веселились. Я домой вернулся в семь утра и завалился спать.

- Мы с мамой легли в пять и проспали до двух дня. А мы сегодня увидимся?

- Почему нет! Ты освободишься как обычно?

- Если буду задерживаться, перезвоню.

Распрощавшись, повесил трубку.

- Пошли, покурим, — предложил Геннадий.

Сам он не курил, но частенько «зависал» с компанией курильщиков. Заметил, что за мной наблюдает Валентина. Еще до Нового года она пыталась наладить наши отношения, но я, желая наказать ее за мандавошек, решил промариновать подругу как следует, чтобы тщательнее следила за своей чистоплотностью.

- Как отметил? — поинтересовался Генка.

- Сплошная ночь и день перепиха. Пил, трахал, спал. И снова пил, трахал спал. Но, сказать, что остался в восторге, не скажу. Посуди сам, две бабы из трех, которых отдолбал, были старше меня на шесть с лишним лет, замужние. И только одна из трех оказалась моей ровесницей и разведенной. Стало каким-то наваждением перепихиваться с женщинами старше себя на шесть лет и более. Вокруг меня какое-то скопище «старших сестер». Чем я их так привлекаю? И почему на меня не клюют женщины в возрасте от восемнадцати лет до двадцати пяти?

- Ну, это легко объяснимо, — пояснил Гена. — Женщинам старше тебя нравится, что ты из тех мужчин, которые не хвастают своими победами, а если и не скрывают, что пользуются успехом у женщин, то никогда не афишируют у кого конкретно. Замужняя женщина бережет свою репутацию и, если ей совсем не сносит «крышу» от избытка гормонов и чувств, старается сохранить свои интимные отношения в тайне. А для молодых женщин ты слишком серьезен. Они могут оценить тебя только в том случае, если придется часто встречаться в компаниях, на тусовках или работе.

- То есть, думаешь, в вагоне электрички или в вагоне поезда метро познакомиться с молодой девахой мне не светит?

- Скорее всего. Впрочем, кто знает! Значит, говоришь, отоварил троих подруг…

- Четверых. Четвертой заделал еще до праздника у себя дома. Соседка.

- И тоже старше тебя на шесть лет и замужем?

- Вот именно!

- Блин! — возмутился Геннадий. — Иногда думаю, а зачем я женился? А вот подишь ты, влюбился и пропал!

- Так ведь это здорово, когда женишься по любви! Конечно, со временем это чувство остывает и тебе кажется, что все, точка, любовь прошла. Но в том-то и сила этого чувства, что оно не проходит.

- Надо же, так натрахался, что на романтику потянуло. Завидую!

В общем разговоре Аля дала понять мне, что на время школьных каникул она вряд ли выберет время для встречи. Поэтому я со спокойной душой и чистой совестью, когда Аленка перезвонила и сообщила, что уйдет с работы вовремя, договорился с ней о встрече. Встретились на Белорусской. Увидев подругу, захотелось перепехнуться, уж очень она была обворожительна. Видимо, девушка почувствовала, что производит на меня впечатление. Глазки у нее тоже заблестели, и когда я предложил поехать ко мне, с радостью согласилась. Мать работала, квартира до позднего вечера оставалась свободной. До этого дня Аленка соблаговолила посетить мой дом несколько раз, но последние полмесяца об этом даже не заикалась. Постоянно приглашала к себе. Поэтому, естественно, стало интересно, а почему сегодня мое приглашение она с радостью приняла. Решил, что подруга задумала удивить меня, но заранее расспрашивать не стал.

Приехали. Зашли в квартиру. Скинули верхнюю одежду. Все было как обычно. В ее одежде ничего нового я не усмотрел. В поведении тоже, правда, говорила девушка больше обыкновенного. Впрочем, тоже ничего удивительного — не виделись почти неделю, к тому же предпраздничные и праздничные дни. Новостей у нее накопилось «вагон и маленькая тележка»!

Предложил попить чайку или кофейку, и вот тут Аленка, наконец, начала удивлять. Не ответив на предложение, она молча подошла ко мне, прижалась, затем отстранилась и посмотрела в глаза:

- Я думала, что ты по мне соскучился и, зайдя за порог твоего дома, приготовилась, что начнешь срывать с меня одежду и потащишь в постель. У тебя же всю дорогу похотливо блестели глаза или я ошиблась?

- Не ошиблась, но они у тебя тоже блестели. Однако ты не ринулась расстегивать мне ширинку на брюках, чтобы добраться до моего «дружка».

- Существует женская скромность…

- И мужская сдержанность…

Мы одновременно расхохотались.

- Если честно, то у меня челюсть сводит от желания, — признался я.

- Тогда мне срочно необходимо посетить ванную комнату, — решительно заявила Аленка.

Я не стал ее удерживать и лезть с поцелуями, но, как только девушка скрылась в ванной, стал судорожно раздеваться. Член стоял колом. Таким большим я его еще не видел. Это уже был не пенис, а настоящая елда! Из-за сильного стояка пришлось банное полотенце нести в руках. Чтобы не испугать подругу размерами возбужденного пениса, полотенце нес сбоку от него, чтобы отгородить от любопытного женского взгляда «разбуянившееся» естество.

Как и ожидал, Аленка дверь ванной не закрыла. Женщина поливала себя из душа, закрыв глаза. Безусловно, она слышала, как я зашел, но глаз не открыла.

- К тебе можно забраться?

- Зачем спрашиваешь? — улыбнулась, не раскрывая глаз, подруга.

- Так, на всякий случай…

Забрался. Подошел к ней вплотную, уперевшись членом ей в живот. Она, взяв его в руку, сразу же открыла глаза.

- Таким большим он еще не был! — удивилась Аленка.

- Не могу точно сказать, не измерял. Тебе виднее…

- Точно, я не могу ошибиться, — заверила она.

И посмотрела вниз.

- А он в меня влезет? — сомневаясь, спросила женщина.

- Уверен, влезет. Хочешь попробовать?

- Хочу.

Я развернул ее к себе попой, нагнул, вставил. Член, действительно, вошел с некоторым усилием. Аленка протяжно, то ли охнула, то ли застонала.

- Не больно?

- Нет. Хорошо. Очень хорошо!

Я стал медленно, даже очень медленно, вводить и выводить из нее «дружка», достигая тем самым наивысшего возбуждения у женщины. Ее попа маячила у меня перед глазами, и член от такой картинки оставался крепким и большим. Мало того, малые губы влагалища так плотно облегали ствол пениса, что тогда, когда он выходил из подруги, они вылезали вместе с ним наружу, не желая отпускать его. Конечно, наблюдая весь этот процесс, возбуждение у меня не убывало, а оставалось на высоком уровне. А Аленка набирала эмоциональный запас, который вскоре преобразовался в экстаз, разрядившийся через оргазм. Кончала женщина долго и громко. Но слова, произносимые ей, показались стандартными и избитыми, которые приходилось слышать не раз от других женщин. Вот вам и богатый русский язык!

А я не кончил. Мало того, как это со мной изредка бывало, меня заклинило и зафиксировало в одном положении. Поняв, что с оргазмом сегодня организму придется сильно подождать, переключился полностью на подругу. Член почти по самое основание находился в ней, прижился, гаденыш, и она от него освобождаться тоже не собиралась. Поэтому, как только женщина пришла в себя, я снова очень медленно возобновил движения. Аленку пробрала дрожь. Она громко застонала.

- Подожди, пожалуйста, а то слишком острые ощущения. Голова кружится. Сознание мутится. Грохнусь в обморок, что будешь делать?

Я прекратил движения и ответил.

- Надругаюсь над бездыханным телом. Я же некрофил, разве не знала!

- Не знала. Если бы знала, то умерла бы, чтобы ты вонзал в меня свой член до моего полного разложения. Кстати, а почему ты не кончаешь. По физиологии ты обязательно должен был это сделать даже раньше меня.

- Меня переклинило. Изредка со мной это случается. Так что пользуйся моментом на полную катушку.

- Вот бы так было почаще! — размечталась подруга.

Однако после трех часов почти беспрерывной долбежки, уже в спальне, Аленка изменила свое мнение.

- Ты меня затрахал, — призналась она, — никогда не думала, что у женщины может наступить перенасыщение сексом. Сейчас, как раз, наступил такой момент.

- Может быть, следует попробовать другие виды секса? Например, анальный…

- Ну, уж нет! В мою писю и то он еле входит, а в попу… меня разорвет на две половинки!

- Да, пожалуй, — согласился я, глядя на член. — Тогда предлагаю просто полежать, отдохнуть.

- Я только за! Руками, ногами и, в особенности, промежностью, — рассмеялась Аленка и попыталась, обняв меня, закинуть на мое тело ногу. Но сразу наткнулась на стоячий член.

- А ты не можешь приказать ему успокоиться?

Спросила или попросила женщина. Я отрицательно покачал головой.

- Жаль. Вот было бы здорово, если бы он вставал по необходимости.

- По твоей необходимости…

Она рассмеялась. И показала мне язык.

- Конечно. А то получается не честно. Моя «киска» практически должна быть всегда готова впустить твой член, когда он встает, а у тебя он не всякий раз поднимается, когда мне это необходимо.

- Когда это было?!

- Я говорю это пока теоретически. На практике этого, конечно, пока не случалось, но со временем такое возможно.

- Поверь, с женщинами это тоже случается. То у них голова болит, то попа, то живот, то еще что-нибудь придумают, чтобы не говорить напрямую, что сегодня у них нет желания трахаться. Моменты пресыщения сексом вообще и сексом с конкретным мужчиной периодически возникают у каждой женщины. Также этим грешат и мужчины. И это нормально. Нельзя постоянно есть один и тот же торт или только сладкое. Необходимо делать передышку, чтобы чувствовать отсутствие привычного и сладкого послевкусия…

- То есть измены в супружеской жизни не избежать?

- Действительно, мало кто не изменяет друг другу, особенно в наше время. Но я не говорил об измене, а только о передышке. Часто она помогает избежать измен. Безусловно, необходимо наличие сильного чувства между мужчиной и женщиной, иначе даже классный секс не спасет от поисков другого партнера.

- А у тебя есть ко мне чувство?

- Честно?

- Конечно.

- Тогда и ты должна быть со мной откровенной, согласна?

Она промолчала, почувствовав, что разговор принимает серьезный оборот.

- Так вот, — не обращая внимания на ее молчание, продолжил я, — у меня нет к тебе того всепоглощающего чувства, которое испытывал вначале, потому что не могу любить женщину, зная, что ее трахает, как минимум один, но другой мужчина. Пусть даже она и не любит его, а отдается ради карьеры или просто из-за сексуального влечения. Ты, ведь, не станешь отрицать, что это так?

Аленка промолчала. Ее ошеломило то, что я знаю о любовнике.

- Тогда, почему ты не бросаешь меня?

- Причины две. Во-первых, я не лучше тебя. У меня тоже есть женщина кроме тебя. А, во-вторых, не могу отказать себе в удовольствии заниматься «физикой» со столь прекрасной молодой женщиной, как ты.

- Да, правда никогда не бывает приятной, — обращаясь в пространство, призналась Аленка сама себе.

- Зато теперь с достоверным запасом информации ты сможешь сделать выбор. И какое бы решение ты не приняла, оно будет правильным. К тому же, ты избавишься от ощущения чувства вины за то, что обманывала меня.

- То есть ты хочешь сказать, что если мы расстанемся, то с твоей стороны сожалений не будет?

- Сожаления будут — не будет трагедии. Психологически я готов, что рано или поздно мы расстанемся. Согласись, разве есть необходимость создавать союз мужчины и женщины, когда между ними нет любви или она прошла. А у нас она даже не состоялась, что доказывают наши отношения на стороне.

- Не знаю. До этого разговора я думала, что нашелся хоть один мужчина, который испытывает ко мне любовь. А если мы, зная о любовниках, продолжим отношения, то они станут похожи на какой-то порнофильм.

- Но порнофильмом наши отношения были и раньше. Только ты не знала, что ведется съемка. А сейчас знаешь, что я знаю и знал. Что тебя так пугает?

- Что ты слишком много знаешь обо мне, даже то, что тебе не следует знать.

- Другими словами, когда ты считала, что перед тобой влюбленный и доверчивый дурачок, все было нормально. Но когда тебе признались, что используют тебя в той же мере, у тебя сразу же возникло чувство дискомфорта. Бывает…

- Скорее всего, ты прав, но мне надо обдумать новую для меня ситуацию, — сказала Аленка, вставая с постели.

Не забыв принять душ, она начала одеваться, изредка бросая взгляд на все еще стоящий член.

- Извини, — сказал я ей, показывая на член, когда она приготовилась уходить, — в таком состоянии у меня нет возможности проводить тебя даже до метро.

Она посмотрела на него, ее рука даже дернулась дотронуться, но подруга сдержалась.

- Да, теперь он будет мне сниться. Ты специально подгадал к нашему разговору.

Я рассмеялся.

- Аленьчик, запомни, только от тебя зависит, станет ли сон для тебя явью вновь.

Аленка проницательно посмотрела на меня, чмокнула в щеку и ушла. Я не стал светиться своим членом и закрыл дверь.

ГОСТЬЯ ИЗ КРЫМА

Как я не старался успокоиться, «дружок» не опадал. И по закону подлости через пятнадцать минут после ухода Аленки в дверь позвонили.

- Кто? — спросил я, не заглядывая в глазок.

- Меня зовут Надежда, я с Крыма от дяди Коли, — послышалось за дверью.

Заглянул в глазок. Перед дверью, в тусклом свете лампы, горевшей в кармане нашей и соседской квартиры, рассмотрел смуглую черноволосую женщину, лет сорока. У нас, действительно, в Крыму имелась многочисленная родня по отцу. Дядя Коля был одним из его троюродных или даже двоюродных братьев.

- Одну минуту подождите, — произнес я, как можно громче, — сейчас открою.

И стал лихорадочно искать хоть что-нибудь, чтобы прикрыть свою наготу. Наконец, в шкафу нашел семейные трусы в клеточку, натянул их и открыл дверь. Женщина моему виду не смутилась, а пристально осмотрев меня, вошла в квартиру. Я закрыл дверь.

- Это ты так возбудился, увидев меня? — спросила она, показывая глазами на встопыренные трусы.

- Нет, это природное явление, со сна, — ответил я, рассмотрев ее получше.

Передо мной, глядя в ее глаза, стояла ярко выраженная блядь, не потерявшая к своим годам сексуальной привлекательности, хотя и достаточно «бэушной».

- И почему это со сна у мужиков всегда так? — спрашивая саму себя, произнесла Надежда.

Вопрос был риторическим, поэтому я промолчал.

- Ты разденешься или испугалась моего вида?

- Голых мужиков я уже давно не боюсь. Помоги…

И она с моей помощью избавилась от «дубленки». Под шубой, оказывается, пряталось довольно стройное женское тело с приличной грудью и симпатичной задницей.

- А ты достаточно привлекательная, — попытался я сделать ей комплимент.

- Достаточно для чего? — последовал моментальный вопрос.

- Для всего, что может произойти между мужчиной и женщиной, — так же быстро ответил я.

- Это хорошо или плохо?

- Смотря по обстоятельствам, — подавая ей тапочки, двусмысленно ответил я.

- Это как? — сняв сапоги и вступив в тапочки, не поняла Надежда.

Оказавшись в тапочках, она сразу стала ниже ростом и как-то по-домашнему уютнее. Не отвечая на заданный вопрос, взял чемодан и сумку женщины и понес их в гостиную, где у нас находилась кровать для гостей. Поставив вещи вдоль стенки, обернулся к гостье.

- Слушай, а могу я с дороги принять душ?

- Конечно. Сейчас принесу полотенце.

Взяв из шкафа полотенце, вышел в коридор и увидел подругу уже в ванной, раздевавшейся безо всякого стеснения. От свитера, вязанной длинной и теплой юбки, а также теплых рейтуз, Надежда избавилась, видимо, еще в комнате. Сейчас она снимала с себя лифчик. Когда я ей передал полотенце, она избавилась от колгот, оставшись в прозрачных бикини. Оглядев себя и меня, произнесла:

- Теперь мы в равном положении. Ты хочешь посмотреть, как я буду принимать душ или есть желание принять его вместе?

- Желание есть. Однако ты с дороги. Поэтому сначала освежись, отдышись. Приду позже. Двадцати минут хватит?

- Пожалуй…

- Вот и отлично! А я пока накрою стол на кухни. Ты что предпочитаешь вино или водку? — спросил я, глядя, как она сняла трусы и начала залезать в ванну. Отметил, что половинки задницы уже подвисли, но все еще могут волновать мужской взгляд. Грудь тоже слегка висела, но выглядела лучше, чем у многих тридцатилетних «телок».

- Все равно, — ответила Надежда, демонстрируя свою промежность.

Когда подруга включила душ, я ушел на кухню. Все, что было приготовлено к ужину, выставил на стол. Достал тарелки, приборы. Поколебавшись, достал початую бутылку водки. Выставил пятидесятиграммовые стопки. Оглядев стол, остался доволен.

Пока возился, прошло пятнадцать минут. Решил, что пятнадцать или двадцать минут — не велика разница и, сняв трусы, пошел к женщине под душ. Член продолжал стоять…

До прихода матери с работы, я успел «кинуть две палки» Надежде. Кончал и не переставал удивляться своему организму, не понимая, почему с Аленкой ничего не получилось, а с практически незнакомой блядью кончаю, как мальчик.

Мать, конечно, не обрадовалась такой гостье, но человеку, приехавшему от крымских родственников, отказать в проживании не посмела. Тем более что Надежда, по ее словам, приехала в столицу на три-четыре дня. Около часа ночи мы разошлись по своим комнатам. Я дождался, пока мать заснет, и перебрался к подруге, которая встретила меня с распростертыми ногами. Третий раз я разрядился после двадцатиминутного пыхтения. Однако женщина, хоть и постанывала, но не испытала оргазма.

Впрочем, я списал это на то, что у нее была, в свое время, удалена матка и «запаяны трубы». В этом она призналась мне еще в ванной, когда я спросил, кончать ли мне в нее. Правда, ее оргазм меня мало волновал, главное, что я мог кончать сколько угодно и без риска каких-либо «залетных» последствий…

Зато после каждого моего оргазма, женщина, давая перевести дух и немного отдохнуть, начинала проделывать ртом и языком такое, что член возрождался к активной деятельности через пять минут. Ушел я от Надежды только под утро, выжатый, как лимон.

Утром, собираясь на работу, я столкнулся с ней в ванной. Она пришла туда в одних трусах. Подруга была свежая и бодрая, и я понял, что она горит желанием подставить мне свою дырочку. На удивление член мгновенно отреагировал на женщину, и я, закрыв дверь ванной, развернул ее к себе задницей, нагнул и загнал его в нее по самые «помидоры». На этот раз разошелся на жесткий секс. Я долбил дырочку так, что Надежду подбрасывало вверх. Стонала она громче обычного, пришлось даже включить воду, чтобы как-то заглушить ее стоны, но, как и в предыдущие разы, женщина не кончила.

Подмывшись, мы разошлись по комнатам. Она пошла досыпать, а я одеваться. Через десять минут я уже шел по дороге к метро. Казалось, что сегодня у меня не появится даже мысль о том, чтобы потрахаться с женщиной. Но человек предполагает, а Бог располагает. Уже в метро, поднимаясь на эскалаторе к выходу из него, был перехвачен Наташей. Поздоровались.

- Я больше на тебя не обижаюсь, — заявила она.

Внутренне усмехнувшись ее самоуверенности, почувствовал, исходящий от подруги запах сексуального желания. И этот запах, выдавший с головой красивую женщину, свел на нет самоуверенные слова о прощении и обидах. Благо дубленка на ней была расстегнута, я взял ее за задницу прямо на эскалаторе и засосал так страстно, что подруга потеряла ориентацию в пространстве и выпала из реальности. Я прекратил ее сосать только перед самым выходом с подъемной лестницы и помог, совсем одуревшей от возбуждения женщине, сойти с эскалатора в вестибюль метро. Наташа, как верная собачонка, всю дорогу до работы пыталась заглянуть мне в глаза, держась за мою руку. И только у самого входа в здание, когда появились наши коллеги, женщина отняла руку и опустила взгляд. Мы расстались у дверей лаборатории, в которой работал я. Наталье пришлось сделать на несколько шагов больше, чтобы достичь своего кабинета.

Александра в этот день тоже проявила свою активность, пригласив меня в трахальный флигель. Там, разложив ее на столе, я добился двукратного женского оргазма, но не обидел и себя. За такой «подвиг» подруга сделала шикарный минет. Но на этом мои сексуальные приключения не закончились. Наташа, в свою очередь, через час после Альки, пригласила меня в другой край здания. Там было поуютней и чище. Стоял не только стол, но и кожаный диван, где мы и начали трахать друг друга. Кончать мне было уже нечем. Последние капли спермы я влил в Александру. Поэтому Наташе довелось испытать, что значит стоячий член, который не хочет опадать. У нас еще такого не случалось, поэтому, содрогнувшись всем телом от вторичного оргазма и, придя в себя, женщина поинтересовалась, а когда же, наконец, кончу я.

- Просто я не такой эмоциональный сегодня. У тебя, наверное, утром был секс с мужем, поэтому ты в тонусе, поскольку кончить ты с ним не успела.

Я посмотрел на подругу, но та молчала. Однако и без определенного ответа понял, что попал в точку.

- Вот и у меня тоже сегодня случился секс, — не уточняя времени и места, сообщил ей я, нисколько не заботясь, как она на такое сообщение отреагирует. — Только я кончил и еще не успел восстановиться. Зато ты можешь в полной мере насладиться долгостоячим членом и воплотить все свои самые смелые фантазии со мной, не боясь забеременеть.

Отреагировала она на мои слова достойно. Во всяком случае, на ее лице промелькнуло лишь подобие тени. Но охватившее и еще не достаточно удовлетворенное желание, оказалось сильнее неприятного известия, что она у меня не единственная.

- Тогда чего ты ждешь, вставляй! — заявила она, сидя на столе, раздвигая ноги.

Однако, как и Аленка, Наташа устала. У нее тоже наступил «пережер» в сексе. Мало того, поскольку пися у подруги была мелковата и узка, я умудрился еще и натереть ее ей. Одним словом, женщина возвращалась из флигеля медленно и в раскоряк. Мы снова, как и утром, расстались у дверей моей комнаты. Но когда она в короткой юбочке двинулась к своей аудитории, я не удержался и слегка шлепнул ее по вихляющейся попке. Наталья ойкнула, обернулась и шутливо погрозила мне своим маленьким кулачком. Со спины она выглядела, как малолетка. Впрочем, женщина в свои 22 года и на лицо выглядела, как маленькая стройненькая, худенькая, но красивая девчонка. Полюбовавшись ей вослед, зашел к себе в лабораторию. Там, кроме Валентины, никого не было.

- А где это мы ходим? — послышался ее голос, полный иронии и сарказма.

- Сначала пообедал, затем покурил, затем состоялась беседа о политическом положении в мире, — шутливо и миролюбиво ответил я, ощущая, что женщина готова меня растерзать от необузданного желания и ревности.

Когда я садился за свой стол, Валентина встала и, буквально, броском подошла, нависнув надо мной. Пришлось даже слегка отодвинуться, чтобы, подняв голову, не стукнуться лбами.

- И как долго ты продолжишь игнорировать меня? — чуть надтреснутым голосом спросила Валентина. — Как долго ты будешь трахать чужих женщин, когда рядом своя?

- Стоп! Рабочий кабинет не место для обсуждения подобных тем, — попытался урезонить я разошедшуюся бабенку.

- Все уже разбежались кто куда. Мы с тобой одни, — мстительно сообщила женщина.

- Все равно кто-то может зайти, — не сдавался я. — Но если тебе не терпится поговорить, то, может быть, догадаешься закрыть дверь, а то кто-нибудь зайдет ненароком и увидит нас в столь странной позе. Потом разговоров не оберешься.

- А чего ты боишься? Ты не женат, я не замужем. Имеем право делать, что вздумается!

- Верно, но вне рабочее время и не на рабочем месте.

Валентина, поколебавшись несколько секунд, прошла к двери и закрыла ее на ключ. Пока она ходила закрывать дверь, я немного опомнился и решил, что жесткость в разговоре с ней не помешает. Когда она вернулась, агрессии у нее поубавилось, но подруга решила выяснить для себя все и до конца. Она взяла стул и, сев, загородила мне единственный выход, словно, боялась, что я сбегу.

- Так я задала много вопросов, но пока не получила ответа не на один из них, — констатировала коллега.

- Хорошо, отвечаю, но в обратном порядке. К сожалению, своя женщина оказалась не надежной. И предпочла чужого мужчину своему. Мало того, умудрилась прихватить вшей от чужого и наградить ими своего мужчину. Чужие подруги в этом плане оказались намного чистоплотнее. Хочу заметить, что я ту, которую трахаю, не считаю уж столь чужой, пока она, будучи даже замужем, испытывает ко мне сексуальное влечение и не спит еще и с третьим мужчиной. Когда же это случается, и я об этом узнаю, эта женщина перестает для меня существовать.

- Но я же тебе объяснила откуда могли взяться эти вши!

- Что-то ты путаешь. Может быть, кому-то ты и объяснила, но до меня не снизошла.

- Не может быть…

- Может. И ты это прекрасно знаешь. Просто ты в тот момент не была готова что-либо объяснять. Думала, что сойдет тебе с рук или посчитала меня не столь уж важным любовником? Что-то изменилось?

- Хочешь, верь, хочешь, не верь, но у меня, кроме тебя, в последние годы любовников не было. А вшей я могла подхватить только в бане.

- Столько раз ходил в баню, но о таком даже не слышал. Но даже если это и так, то где гарантия, что ты снова не поймаешь мандавошек? Ведь ты туда ходишь каждую неделю.

- После того случая я стала очень осторожной. Голой попой уже никуда не сажусь, а подстилаю полотенце. Но предварительно споласкиваю место кипятком. Прошло много месяцев, но рецидивов не было. К тому же, через день-два после бани я тщательно осматриваю себя.

- Ладно, допустим, что я тебе поверю. Однако прошло почти полгода, и ты должна понимать, что за это время у меня появилась другая женщина. Она моложе меня, никогда не была замужем. У нас с ней есть перспектива. А мы с тобой можем оставаться только любовниками. Ты согласна на такой вариант?

- Другого варианта я не предполагала с самого начала наших отношений. Мало того, я сильно сомневалась в целесообразности нашей любовной связи. Но когда это случилось, то поняла, что мне, кроме тебя, уже никого не нужно. Конечно, мне было бы приятней и намного комфортней, если бы ты трахал только меня. Но я уже не маленькая девочка, чтобы не понимать, что вместе нам не жить. Ты говорил, что допускаешь секс с женщиной старше себя, допускаешь даже наличие чувств в таком партнерстве, но только не официальные отношения.

- Верно. Я психологически не воспринимаю женщину, которая старше меня на десять лет и более, как свою жену. Как любовницу, пожалуйста! Самое главное, чтобы она мне нравилась.

- Значит, я тебе нравлюсь?

- Даже очень! А без этого секс между нами был бы невозможен…

Услышав последние слова, Валентина сползла со стула и, встав на колени, раздвинула мои ноги и положила голову мне на пах. Руки ее обняли мою задницу. Полежав некоторое время, подруга подняла свою голову и сказала:

- Я заклинаю тебя, поверь, что случившееся между нами — это дурная случайность. И задолго до тебя, и, тем более, во время наших отношений, и после тебя у меня не было даже случайной связи.

- Последние годы я все меньше и меньше доверяю женщинам, — произнес я медленно, гладя ее по голове. — Но давай попробуем начать с тобой все с чистого листа. Однако предупреждаю, что если ты дашь мне серьезный повод подозревать себя в связях с другими мужчинами, то мы расстанемся и уже навсегда. Это тебе понятно?

- Понятно, — тихо ответила женщина, держась за мой зад и вжимаясь в мой пах.

Естественно, член отреагировал адекватно обстановке. Я удивился, думая, что он, уставший и опорожненный, уже не в состоянии реагировать на секс с женщиной. Удивился, но не расстроился. Подруга тоже почувствовала его возбуждение и через брюки стала трогать и нежно массажировать, одновременно расстегивая ширинку на штанах. Она радостно посмотрела на меня изголодавшимися глазами. Лицо ее раскраснелось. Рука Валентины полезла в расстегнутые брюки, далее в трусы. Она быстро нашла вздыбившийся член и вытащила его наружу. Через секунду он начал погружаться в ее рот. Погружался медленно, причем губы подруги сначала плотно сжали его головку, а затем, скользя вдоль ствола, стали завертывать кожицу. Одновременно язык женщины стал совершать круговые движения по головке члена, затрагивая так называемую «уздечку», самое эрогенное место любого мужчины.

От острого ощущения блаженства меня выгнуло, и «дружок», соответственно, продвинулся вглубь рта Валентины по ее языку, затрагивая небо подруги. Однако оралом женщина занималась не долго, видя, что «инструмент» и так возбужден до предела. Поэтому, не переставая лизать его и сосать, сучка начала раздеваться. Она задрала юбку и стала снимать с себя колготы и трусы. Делала она это медленно, поскольку стоять на коленях и раздеваться было сложно. Поэтому я поднял ее с колен и начал помогать стягивать одежду. Почувствовав помощь и поняв, что с ее колготами и трусами я справлюсь и без нее, Валентина, задрав задницу кверху, активно продолжала ласкать член, помогая себе рукой. Когда ее одежда спустилась ниже колен, подруга просто переступила через нее одной ногой.

Теперь она смогла как следует раздвинуть ноги. Мои руки, естественно, заскользили по ее ногам вверх. Одна рука быстро добралась до ее попы и нащупала вход во влагалище, а вторая рука, достигнув женской промежности, нашла клитор. В момент, когда мои руки достигли желанных мест, женщина вздрогнула, застонала и активнее продолжила делать минет. Я, тем временем, ввел два пальца одной руки в дырочку, а пальцами другой стал мягко скользить по клитору. Моя любовница стала дергаться и глухо стонать, не выпуская члена изо рта. Затем, истекая, прекратила и призналась:

- У меня уже нет сил терпеть, вставь мне. Вставь так, чтобы я попой почувствовала твои напряженные яички. Возьми меня, разорви пополам!

Я внял ее просьбе и, разложив на ближайшем столе, задрав ее ноги так, что она своими коленками упиралась себе в грудь, буквально, засадил член в ее мокрющую, раскрывшуюся дырку. Валентина вскрикнула, а я стал наяривать так, что ее стало подбрасывать каждый раз, когда «дружок» резко погружался в мокрое отверстие. Не чувствуя ни малейшего намека на приближение оргазма, не чувствуя усталости, потому что находился в очень удобном положении, я долбил и долбил подругу, наблюдая за ее состоянием и процессом, как таковым. Так мощно я еще никогда не отрывался, а ощущение полной власти над женщиной, не давало возбуждению остыть. Валентина уже даже не стонала, а находилась в какой-то прострации, близкой к обмороку. И, хотя ее тело, продолжало вздрагивать и извиваться, реагируя на процесс сношения, мозг уже, видимо, от реальных ощущений перетек в мир грез, где чередующиеся оргазмы воспринимались, как вспышки солнца. Они обжигали и согревали.

Подруга чувствовала жар, как внутри, так и снаружи. Она задыхалась от нестерпимой температуры, ей не хватало воздуха, но и пожаловаться женщина тоже была не в силах. Язык не слушался, пропал голос, и только часть мозга, отвечающая за наслаждения, диктовала ей продолжать отдаваться, отдаваться и отдаваться…

Однако нервная система, наконец, не выдержала и Валентина потеряла сознание. Обморок продолжался секунды, но я сразу почувствовал изменения в ее состоянии. Загнав несколько раз член в уже бесчувственное тело, остановился, даже вынул его из женщины. Для меня самого потеря ей сознания оказалась полной неожиданностью. Я и подумать не мог, что нервная система взрослой женщины может не выдержать бурного жесткого секса. Оказалось, что случается и такое. А вот радоваться этому или огорчаться, не знал. Решил дождаться реакции на произошедшее самой «пострадавшей».

Прошли секунды, и женщина ожила. Сначала задрожали ее веки, затем появилось более глубокое и четкое дыхание. Однако распластанное тело пока оставалось без движений. Наконец, рука подруги поднялась к ее лобку. И уже через секунды, осознав, что лобок обнажен, Валентина открыла глаза и приподнялась, намереваясь прикрыть промежность рукой. Но, увидев меня, вернулась в реальность и, облегченно вздохнув, снова положила голову на стол, не предприняв попытки соединить ноги.

- Что произошло? — еле ворочая языком, спросила женщина.

- Ничего страшного. Ты просто потеряла сознание, — дежурной фразой ответил я.

- Ничего себе! Никогда не думала, что от секса можно впасть в обморок.

- Я тоже сталкиваюсь с этим впервые. Поэтому не могу сказать хорошо это или плохо. Судить тебе.

- Кроме полнейшей пустоты в голове и теле ничего не ощущаю. Нет желания двигаться, нет желания разговаривать. Вообще нет никаких желаний. Даже спать не хочется. Я, наверное, умерла?

- Да нет. Жива живехонька. Даже пися все еще раскрыта, готовая к приему члена.

- Удивительно! А вставь-ка мне его. Интересно, почувствую ли я что-нибудь…

Я вставил. Влагалище оставалось еще влажным, но оно никак не отреагировало на вставленный в него член.

- И как? — поинтересовался я.

- А никак. Словно, мне сделали анестезию. Чувствую, что он во мне, но как-то отстраненно, понимаешь.

- Понимаю. Мне как-то делали анестезию горла… мне его вытащить?

- А как хочешь… я все равно не в состоянии подняться. Глядишь, так быстрее приду в себя, — и она закрыла глаза.

Смотреть на полуобнаженное снизу по пояс тело женщины было приятно. Несмотря на бальзаковский возраст на нем отсутствовали жировые отложения или цилюлит. Грудь, я знал из предыдущего опыта, тоже не висела. Понять сколько, приблизительно, ей лет можно было только по лицу и горлу, где появились морщины, и чуть заметно провисла кожа. Кому-то, может быть, хватило бы и таких признаков стареющего организма, но только не мне. Главное отсутствовал запах старости, который, обычно, выдает с головой молодящуюся пожилую женщину. Впрочем, безусловно, говорить о старости женщины, которой под сорок, неприлично. Это все равно, что говорить о старости мужчине, которому исполнилось шестьдесят. Правда, в итоге все очень индивидуально и зависит от организма конкретного человека.

Но сейчас я стоял над женщиной со вставленным в нее членом и не жалел о своей сексуальной связи с ней. Засовывать ей конец было приятно. Процесс сношения волновал, реакции подруги оставались на уровне молодых «телочек», а сексуального опыта доставало с лихвой. И, что очень важно, отсутствовали комплексы, которыми страдали женщины ее возраста. Конечно, ни я, ни она, не были экстремалами, и не занялись бы сексом в полном вагоне поезда метро или загородной электрички. Но в полупустом и полутемном зале кинотеатра на свободном последнем ряду, Валентина с радостью отсосала, а затем и кончила от моих пальцев, которые приласкали ее вагину и клитор. Правда, случилось это однажды и несколько месяцев назад, но случилось!

Да и сейчас она лежала с заправленной п…дой на рабочем столе, в рабочем кабинете, в рабочее время, нисколько не заботясь о том, что нас могут неожиданно побеспокоить.

Впрочем, большинство баб капризничают и выпендриваются перед своими еб…ми только поначалу, а затем их настроение и взгляды на секс резко или медленно, но меняются. Есть, конечно, и такие, которые строго придерживаются своих принципов. Правда, к таким, обычно, мужчины быстро теряют интерес и находят более раскрепощенных подруг.

Однако, простояв с засунутым членом некоторое время, я решил, что настала пора подвигаться, тем более что влагалище женщины оставалось влажным. Медленно стал выходить из влагалища, и женщина ожила.

- Ты решил вынуть его из меня? — спросила она.

- Нет, — ответил я, загоняя конец снова до самого основания. — Я проверяю, насколько ты стала чувствительной для продолжения секса.

- В принципе, я его вполне ощущаю, но только в самом начале пути. В глубине меня он по-прежнему малозначим.

- Так ведь подобным образом происходит и при первом проникновении. В глубине влагалища рецепторы отсутствуют, иначе женщины кончали раз в пять быстрее, — авторитетно заявил ей я, продолжая медленные возвратно-поступательные движения.

- Ты прав, но вначале сексуального контакта на входе ощущения острее, и они более отчетливо передаются вглубь, что стимулирует вибрацию матки, которая, в свою очередь, транслирует вибрацию на клитор. В данный момент таковая вибрация отсутствует.

- Если доверять твоим словам и ощущениям, то получается, что вагинальный оргазм женщина испытывает все равно через клитор?

- Я убеждена в этом. Иначе, зачем он у нас такой длинный, а наружи только малюсенькая головка?

Я продолжал двигаться, слушая Валентину, и не переставал удивляться — почему до сих пор врачи-сексологи не могут раскрыть причины вагинального оргазма? Ума не хватает, желания? Нонсенс! Скорее всего, причиной тотального замалчивания врачами отсутствия у большинства женщин вагинального оргазма, являются деньги. Посудите сами, кто тогда пойдет на консультацию к сексологу, если каждая женщина без платного совета врача будет заранее знать, как кончать через влагалище?

Тем временем, половое сношение не приносило большого удовольствия ни одной из сторон. Поэтому, желая возродить в подруге возбуждение, прибегнул к безотказному средству, к куни. Ответная реакция была мгновенной.

- Ой, не так резко! А то, словно, током пронзает все тело, — тяжело задышав, сообщила женщина.

Я стал орудовать языком мягче, и Валентина блаженно положила свои ноги мне на плечи. Правда, добился результата не так быстро, как рассчитывал. Зато эффекта достиг двойного — подруга кончила, а чувствительные функции влагалища восстановились. Поэтому ей захотелось продолжения «банкета»…

Удивительно, но нас никто не побеспокоил. Я ожидал, что зайдет Аля или Наташа, но, видимо, они обе получили то, чего хотели сполна. В общем, мы вышли из дверей института в начале девятого вечера, усталые, но довольные друг другом. Уже в поезде Валентина предложила поехать к ней с ночевкой, но я отказался, объяснив, что к нам приехали гости с Крыма. На мой отказ подруга отреагировала спокойно. По всей видимости, ей на сегодня тоже хватило утех.

В квартиру я зашел около девяти часов вечера. Мать была вся на нервах. Гостья из Крыма сидела в большой комнате и смотрела телевизор — программу «Время». Со всеми поздоровался, но когда зашел к себе в комнату переодеться, мать вперлась следом и шипящим шепотом сообщила, чтобы завтра же этой Надежды у нас не было. Я поинтересовался, как она это представляет? На что получил ответ, дескать, ты ее к нам впустил, ты и разбирайся.

- Выглядит она очень подозрительно. Да и муж у нее сидит. Кто знает, что она за человек! И, действительно ли, она от дяди Коли?

- Если она не от дядьки, то каким образом ей стал известен наш адрес?

- Все равно, — упорно стояла на своем мать, — вид у нее, как у шалавы. Я тут с ней поговорила, так у нее даже жаргон какой-то уличный. Мы завтра оба на работе, и я категорически против того, чтобы она оставалась здесь одна.

- Во-первых, завтра суббота, — заметил я, — и на службу пойдешь только ты. Поэтому завтра Надежда в одиночестве не останется. Во-вторых, она человек крымский и, конечно, выговор у нее не московский. Она университетов не заканчивала — это точно. А шалава эта женщина или нет, тебя не должно волновать. Или ты собралась жениться на ней?

- Я беспокоюсь о тебе, — многозначительно сообщила мать.

- Спасибо, но не пора ли перестать опекать меня и заглядывать без стука в мою комнату! Мне не пять лет. В твоих советах не нуждаюсь, особенно, если это касается женщин. И, в-третьих, выйди из комнаты и дай мне переодеться.

Мать фыркнула, зыркнула зло, но вышла. Я, покачав головой ей в след, начал переодеваться. Переодевшись, зашел на кухню посмотреть, что у нас есть на предмет пожрать. На плите стояла сковородка с жареной картошкой, а в кастрюле валялись две сосиски. Мать сообщила, что они с Надеждой уже поужинали. Я подогрел на плите то, что осталось, а ужин запил чаем. Помыл за собой посуду и, наконец, зашел в гостиную. Гостья взглянула на меня и спросила:

- Что так поздно? Задержали на работе?

Я, конечно, не стал подробно докладывать, что и кто задержал меня в пятницу вечером, а только кивнул, подтверждая ее догадку.

- Что интересного сказали по телевизору?

- Ой, да что они могут сказать нового! — удивилась подруга. — Брежнев сказал, Брежнев заявил, Брежнев встретился, Брежнев наградил…

- Да, содержательная информация. А какая погода ожидается на завтра?

- Минус десять, но ясно.

- Это хорошо. Дела свои успела сделать?

- Здесь, в Москве, успела, но необходимо съездить в Киев, в республиканскую прокуратуру. Я уже и билеты на поезд взяла на завтра.

- На какое время?

- На десятичасовой, вечер…

- Я не понял, ты сразу в Киев едешь или возвращаешься в Симферополь?

- Сразу в Киев.

- Ты сыта?

- Я страшно голодная! — беря меня за руку, тихо произнесла женщина. — Ты даже не представляешь, насколько я голодна!

- О, так тебя следует опасаться! — усмехнулся я, чувствуя ее руку уже на своем колене.

- Очень! Особенно этой ночью, — многообещающе пригрозила подруга.

- У нас еще и целый день впереди, не выдохнись, — усмехнулся я.

- Кто бы говорил! — рассмеялась она. — Затрахаю до потери пульса!

- А кто против, — скромно заметил я.

На этом наш разговор прервался, потому что в комнату вошла мать. Надежда успела вовремя убрать руку с моего колена. Мать выдавила из себя улыбку. За эту деланную вежливость я ее терпеть не мог. В такую улыбку мне всегда хотелось сунуть кулак, чтобы она мгновенно пропала и больше не появлялась.

- О чем разговор? — поинтересовалась мать.

- О наградах, — нашелся я быстро.

- О каких наградах? — не поняла мать.

- Брежнев опять кого-то наградил. Надь, ты фамилию запомнила?

- Да какого-то черномазого, — не задумываясь, ответила она.

Мать скривило. Она не терпела расистских выражений.

- Сейчас так не принято говорить, — поправила она Надежду. — Американцы называют их темнокожими.

- Так тож американцы. Мы же не они.

- Верно подмечено. Американцы — это не нация, а сброд отбросов европейского общества. Там нацией можно назвать индейцев, которых эти бандиты почти всех истребили.

Мать промолчала. Она никогда не спорила со мной на исторические темы. Знала, что в истории я, хоть и дилетант, но могу заткнуть за пояс многих профессионалов.

- А у нас программа телевидения есть? Фильм, какой ожидается?

В комнате программы не было. Мать пошла искать газету. А пока она ее искала, я успел добраться до влажной промежности Надежды, которую она мне с удовольствием дала потрогать, раздвинув ноги. Когда вытащил из ее трусов руку, почувствовал запах женской жажды секса.

Вернулась мать и сообщила, что ничего интересного по «телеку» не ожидается.

- Все старье! Десятки раз виданное, перевиданное.

- Отлично! — обрадовался я. — Тогда нам Надежда расскажет, надеюсь, как там поживают наши родственники и где живет она.

Из ее рассказа стало понятным, что с родней все в порядке. Живы и здоровы. А сама она из того же села, только живет через дорогу почти напротив магазинчика. Поскольку магазинчик в селе был один, местоположение ее дома стало понятным.

- Мы часто гостили у нашей родни, но за столько лет, почему-то, ни разу не пересекались, — поинтересовалась мать.

- А вы давно последний раз навещали свою родню?

- В Крыму мы уже не были лет десять, а то и более, — ответил я.

- Вот поэтому и не пересекались. Мы с мужем приехали туда двенадцать лет назад. Пока построились, обустроились, прошло два года. Так что в своем доме мы живем там не более десяти лет. А с Колей сдружились и того меньше.

- А с Сашей, его братом, ты знакома? — спросила мать.

- Ну, постольку поскольку…

За разговорами время пробежало быстро. Где-то в полночь разошлись спать. Дверь своей комнаты предусмотрительно не закрыл, а только прикрыл. Правда, жажды секса не испытывал, поскольку за «рабочий» день натрахался с перебором. Пролежав целый час в ожидании, когда заснет мать, чуть сам не уснул. Выглянул в коридор, прислушался. Подошел на цыпочках к дверям матери и услышал ровное дыхание. По дыханию понял, что она заснула. Пошел в комнату Надежды. Она тоже уже спала. Осторожно откинув одеяло, увидел, что подруга спит в одних трусах. Решительно избавившись от своих трусов, лег рядом и, не боясь, что разбужу женщину, стал целовать ее груди, запустив ей в трусы руку.

Надежда, просыпаясь, вздрогнула, но сразу поняла в чьих руках находится.

- Я подумала, что ты уже не придешь, — прошептала она, нащупывая член.

- Пришлось долго ждать, когда мать заснет, — пояснил я.

- Понятно, понятно, — нетерпеливо произнесла подруга, помогая снимать с себя последний атрибут одежды. Когда ее трусы спустились ниже колен, она стала активно работать ногами, избавляясь от них. Я, тем временем, гладил, массировал и совершал иные действия под ее животом между ногами, иногда дотрагиваясь до клитора.

Справившись, наконец, со своими трусами, Надежда полностью переключилась на секс. Во-первых, она выбрала позу поудобней, которая позволяла мне достигать всех эрогенных точек, начиная с бедер и заканчивая ушами. В то же самое время, поза предоставляла ей возможность на ответные ласки, чем она охотно пользовалась. Одна рука женщины так умело обращалась с членом, что я почувствовал большой прилив сил, которые, казалось, иссякли после бурно проведенного дня. Второй рукой подруга гладила и трогала мою попу и внутренние части бедер, лаская, массажируя и нажимая на точки, касание которых приносило удовольствие и расслабляло до этого напряженный организм.

С ее телом тоже происходили интересные изменения. Мягкая и заметно отвисшая грудь стала вдруг упругой с достаточно длинными сосками, которые было очень удобно целовать губами, покусывать зубами и покручивать руками. Заметил, что ласки грудей, особенно левой, доставляют подруге не меньшее удовольствие, чем ласки клитора.

Насладившись долгой прелюдией, Надежда сама ввела себе во влагалище член и стала активно подмахивать, добиваясь моего оргазма. Но ее старания оказались напрасными, во всяком случае, в отношении меня. Однако ей удалось достаточно хорошо разбудить мои эмоции и разогреть тело. Благодаря этому я с такой энергией всякий раз устремлялся ей на встречу, что женщина сама оказалась на грани оргазма. Почувствовав это, усилил напор и частоту движений, превратив трахание в настоящий долбеж. Мои старания принесли успех. Женщину выгнуло, она захрипела, а ноги вытянулись в струну на несколько секунд. А я не переставал долбить, и вновь последовала реакция разрядки женского организма. Кончала подруга уже дольше, задыхаясь и коротко приглушенно вскрикивая, схватив меня за задницу и, натянув меня на себя так, что мои яйца чуть не проскочили внутрь нее вместе с членом.

Правда, не в пример другим моим любовницам, отдыхала Надежда не долго. Переключившись полностью на оральный секс, она стала творить такое, что мне пришлось кусать руки, чтобы не заорать в голос. Подруга мастерски умела ласкать головку члена, затрагивая языком «уздечку» так, что меня выгибало всякий раз, когда она этим пользовалась. Но…

Острота эмоций и ощущений не приносила желаемого результата. Я не кончал. Член стоял дыбом.

Воспользовавшись этим, женщина села на меня сверху, вновь ввела его в себя и начала прыгать и совершать круговые движения попой, чтобы разнообразить ощущения. Возбуждение ее нарастало, темп сношения тоже. Дыхание стало тяжелым и горячим. Надежда уже не просто поднималась с члена и опускалась на него. Она прыгала на нем, но контакта не теряла и поэтому член из нее ни разу не выпал. И в какой-то момент, замерев на головке члена, женщина с глухим стоном насадилась на него и так сильно своими внутренними частями бедер сжала мои ноги, что стало больно. А подругу снова скрутило, только на этот раз член в ней не удержался, вывалившись наружу. И опять ей пришлось сдерживать свои эмоции, чтобы не всполошить мать и соседей за стенкой и внизу.

- Вот что, — принял я решение, — давай сегодня на этом закончим, а завтра ты сможешь кончать, не сдерживаясь.

Надины руки обхватили мое лицо, словно, она пыталась в темноте посмотреть мне в глаза, не доверяя словам.

- Мне с тобой хорошо так, как уже давно не было. Но еще никто и никогда не заботился о моих чувствах, переживаниях, ощущениях взлета от блаженства и радости. Я старше и опытней тебя, но не чувствую этой разницы, и кажется, что рядом находится мужчина, которому могу довериться, как девушка, которая впервые познала прелесть сексуальных отношений.

Надюха прижалась, положив голову мне на грудь, и затихла. Я чувствовал, что женщине просто необходимо сейчас, как говорят, прислонить к кому-то голову, а потому не делал попыток снова овладеть ей и трахать до «потери пульса». Достаточно было чувствовать ее обнаженное тело, расслабленное и доверчиво прижимающееся к моему. Достаточно было слышать ее успокоенное дыхание, чтобы осознать, что с женщиной мужчине следует быть великодушным, жалеть ее и прощать, несмотря на все ее коварство, измены и вздорность характера. Прощать измены, но не забывать, потому что ситуация может повториться. Поэтому следует ценить моменты ее спокойствия и удовлетворенности.

Женщина по своей природе слаба. И в любой ситуации она действует в соответствии с природой. И если ее природа диктует ей предать даже любимого мужчину, женщина откажется от него и предаст. Потом она найдет тысячу оправданий своему предательству. Она сошлется на воспитание, юный возраст, на неопытность, но никогда не согласится с тем, что предала в силу своей природы. Мало того, постарается доказать, что во всем виноват сам мужчина, поскольку не смог дождаться ее мгновения зрелости, или не смог дождаться ее развода с мужем…

И ты будешь всегда неправ из-за того, что у нее своя логика, свое понимание жизни.

Дождавшись, когда Надежда заснула, я осторожно, чтобы не разбудить встал и ушел к себе. Заснул почти сразу же…

Проснулся поздно. На кухне шел женский разговор. Говорила в основном мать, а Надежда изредка вставляла пару слов. Прежде чем выйти из комнаты, пришлось одевать штаны. Зашел в ванну, умылся и только после этого прошел на кухню. Понял, что мать успокоилась, узнав, видимо, что гостья уезжает сегодня вечером. Не успел позавтракать или, скорее, пообедать, как мать собралась уходить на работу. Попрощавшись с Надеждой, которая упаковывала чемоданчик, она ушла. Мы остались вдвоем. Я посмотрел, как женщина собрала остатки своих вещей, подошел к ней со спины и уперся в ее зад своим членом…

За шесть часов, которые мы провели, занимаясь сексом, я кончил пять раз, причем последний раз в рот подруге. Для меня такое количество оргазмов стало своеобразным рекордом. До и после Надежды мне столько раз кончать не приходилось. Женщина кончила только один раз, когда я ей сделал куни, да и то не слишком внятно, но было видно, что она удовлетворена тем, что смогла добиться моих многочисленных оргазмов. С победной улыбкой, перед тем, как забрать свои вещи и покинуть квартиру, подруга приняла душ вместе со мной, где попыталась достигнуть новой победы, но…

Поняв, что я опустошен, Надежда с сожалением отступила…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Просмотров: 521172     Рейтинг: +8

Оцените рассказ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки